Добро пожаловать на форум «В кругу Друзей» Становитесь участниками моего проекта, обращайтесь к размещённой в нем информации: знакомьтесь с новостями, присоединяйтесь к проектам, обсуждайте актуальные проблемы, развивайте интересные идеи!

Белые волки Белокатая, ч.1, "Сафари"


Recommended Posts

Это о нашей экспедиции в Татарстан, Башкирию, Челябинскую и Оренбургскую область. посвящённую охоте на волков и лисиц. Я её назвал "Волчье кольцо Урала". 


Выбирая маршрут для традиционной ежегодной зимней экспедиции журнала «Сафари», мы руководствовались двумя задачами: первая – 
ознакомиться с ситуацией в охотничьей отрасли тех регионов, где редакция 
еще не бывала, вторая – совместить деловую командировку с охотой на 
волка. В итоге наши устремления соединились в одном географическом 
регионе – на Южном Урале. За две недели мы должны были побывать в трех 
субъектах РФ: Башкортостане, Челябинской и Оренбургской областях. Первый 
этап экспедиции прошел в Башкирии – с нее и начнем. 

Яркий, искрящийся зимний день незаметно угас на стыке лесостепи и невысоких гор. Мороз, и без того неслабый весь день, заметно усилился. 
Бортовой термометр информировал: –30° по Цельсию. А когда наш 
экспедиционный автомобиль с двумя снегоходами в прицепе остановился на 
трассе «Уфа – Челябинск» в местечке Кропачево, на стоянке для 
дальнобойщиков, стало совсем холодно, темно и немного даже 
бездомно-зябко. Здесь надлежало дождаться Владимира Васильевича 
Чурилкина – председателя республиканской Ассоциации охотников и 
рыболовов Башкортостана. Он должен был направить нас в один из районов 
республики, где планировалась охота на волка. Чурилкин долго ждать себя 
не заставил: рослый и крепкий мужик в камуфляжной экипировке появился 
быстро и прямо «с коня» принялся решать вопросы. Он уже знал, что нас 
интересует охота без признаков гламура, то есть без обеспечения 
максимально комфортных условий для проживания и всякого там 
обслуживания, важнее всего наличие волка. И сообщил, что в таком случае 
нам предстоит проехать еще 120 км к северо-востоку, в Белокатаевский 
район, где находится обычная охотничья база – небольшая избушка. 
Итого, от столичного города Уфы это составило в общей сложности 370 км. Надвигающаяся ночь, разумеется, никого не смущала, равно как и все 
более крепчавший мороз. А Чурилкин взял и просто так объявил, что он не 
только сопроводит нас до места на своей машине, но и останется с нами, 
чтобы охотиться вместе. «Прекрасно! – подумал я. – Будет время 
побеседовать подробнее на местные охотничьи темы». Потом была езда по 
выстывшим, белым и безлюдным дорогам, среди лесистых холмов, переходящих 
в небольшие горы. За все время навстречу попались единичные машины, а в 
сторону, куда ехали мы, никто почему-то не направлялся. Лично меня это 
радовало, чувствовалось, что движемся в перспективное для реализации 
наших устремлений место, в реальную волчью глухомань. И, быть может, там 
случится нам великое везение – добыть волка, который, что бы кто ни 
говорил, является одним из самых-самых настоящих русских трофеев. 
По ходу развития дальнейших событий я убеждался в организаторских способностях Владимира Васильевича, что в принципе особо и не удивляло – 
в ведении этого человека 54 района немалой по территории и 
разнообразной по своим условиям республики, в которых ассоциации 
принадлежит 3,86 млн. га охотничьих угодий. В Белокатае нас дожидались 
председатель районного ООиРа Альфред Бурханович Мухаметов (Альфред), 
межрайонный охотовед Северо-Восточной зоны ассоциации Эдуард Халилович 
Усманов (Эдик) и ведущий специалист-эксперт Месегутовского комитета по 
охране, контролю и регулированию использования объектов животного мира и 
среды их обитания РБ Каримов Ришат Шакирович (Ришат). Кавалькадой 
двинули к базе. Она оказалась свежим срубом с деревянными нарами на 
шестерых, с дровяной печью, дизель-генератором и автомобильным 
аккумулятором, питающим «лампочку Ильича», – почти незаменимым 
«комплексом» на случай выхода из строя генератора. Рядом с домом 
небольшая сторожка, помещение для собак, сарайчики, банька и, конечно, 
надворный санузел. Все это располагается в небольшой долинке, 
обрамленной живописнейшими (как оказалось утром) горами. Стол между 
нарами был уставлен тарелками с самой разнообразной вкуснятиной, 
приготовленной заботливыми руками Альфреда. Было очевидно: нас ждали, и 
ждали с душой. В углу смирно притих разделанный к нашему приезду жирный 
барашек, предназначенный на завтра. Как водится с дороги, закусили и 
выпили. Потом снова выпили и закусили. И, само собой, разговорились – 
обо всем, об охоте вообще и о волках в частности. 
Об этой «частности» поподробнее. Волка здесь много, что обусловлено прежде всего высокой численностью кабана, лося, косули и бобра. Такая 
завидная кормовая база сопряжена с относительной малонаселенностью этой 
территории. Совхозы, которые здесь когда-то были, героически погибли в 
неравной схватке с реформами, и народ, оставшийся не у дел, живет, как 
может. Местность большей частью горно-лесистая, крайне пересеченная; 
всего в нескольких километрах граница Свердловской и Челябинской 
областей – глухой угол, одним словом. Еще бы тут волку не раздолье! 
Кстати, местная премия за добытого серого до недавнего времени 
составляла 3000 руб., с нынешнего года – 5000 руб. Основная добыча волка 
производится именно зимой и только со снегохода: на лыжах не 
разбежишься, да и снега каторжные, местами до полутора метров. 
Преодолевать их целесообразнее и эффективнее все же на снегоходе. 
Кстати, преследуемые охотниками в феврале-марте волки бегут именно по 
снегоходным следам и не иначе – в противном случае они проваливаются по 
брюхо в снег-ловушку, и шансы их на спасение тогда нулевые. 
Охотятся на волков здесь либо чисто со снегоходов, выслеживая и настигая их, 
либо по схеме: «загонщики на снегоходе + стрелки на номерах», при этом 
стрелки расставляются вдоль снегоходного следа. За день охоты 
волчатники, бывает, проделывают по сотне и более километров. А бензин и 
ГСМ стоят денег. И запчасти, и боеприпасы тоже. И еще, и еще, и еще… 
Поэтому 5000 руб. в качестве премии однозначно не могут удовлетворить 
волчатников. Об этом егеря заявили совершенно твердо. На мой вопрос, 
каковой должна быть минимальная цена за волка, последовал ответ: «Тысяч 
пятнадцать. Было бы еще ничего, хотя и это не так уж…» 
Забегая вперед, скажу, что в справедливости пожеланий специалистов-волчатников нас больше любых слов убедили последующие два 
дня, проведенные совместно с этими замечательными людьми и высокими 
профессионалами. Замечу также, что эти люди отнюдь не разбалованы 
зарплатами (они у них чрезвычайно скромные), а также вниманием приезжих 
охотников, которые здесь редки и далеко не олигархи. 
Основными и фактически единственными истребителями «санитаров леса» в районе и на сопредельных территориях, безусловно, являются Ришат, 
Эдик и егерь Карлыхановского заказника Гумар Ульмаскулович Минуллин 
(Гумар). Они очень дружны между собой, несмотря на принадлежность к 
разным структурам, и понимают друг друга с полуслова и полувзгляда. 
Главным же специалистом единодушно признается 47-летний Ришат. Он, 
бывало, за одну зиму добывал в одиночку по 14–16 волков, неоднократно 
являлся победителем конкурсов по регулированию их численности. 
Весельчаки-жизнелюбы, два друга Эдик и Гумар в мастерстве и опыте 
практически не уступают Ришату. 
Волки здесь отличаются крупными размерами. К примеру, один из добытых ими зверей весил 63 кг. Упитанность волков объясняется обильной 
кормовой базой из копытных и бобра, которого, по словам ребят, 
расплодилось, мягко говоря, предостаточно. Позапрошлый год в республике 
был рекордным – добыто 760 волков. 
Местность для охоты сложная. Особенно когда речь идет о снегоходе. Это мототранспортное средство – всегда экстремальное – требует 
повышенной осторожности даже на ровной степи. Здесь же приходится 
передвигаться по крутым косогорам, покрытым густым смешанным лесом и 
подростом лиственных пород, лавировать в глубоких логах и речных 
долинах, поросших лесом, часто завалеженным. 
Чурилкин между тем успевал не только эффективно руководить застольем, но и отдавать короткие распоряжения своим сотрудникам насчет 
организации завтрашней охоты. Решались вопросы места и времени, 
обеспечения снегоходами, едой и многие другие. Сам Чурилкин привез 
своего личного «снегозавра» марки BRP BOMBARDIR SKI-DOO, две машины 
притащили с собой мы. Две «Тайги» и один «Буран» были у егерей. 
Устав с дороги, пребывая в истоме от ужина и чая, мы приготовились на завтра и залегли на нары. В избе было не очень тепло, хотя печка
раскочегарилась изрядно – мороз на улице давил. Но разве это проблема 
для того, кто считает себя охотником, тем более на волков? Каждый из нас 
всего раза по два за ночь и подбросил дровишек. Делов-то! 
Утро началось с минус 36 по Цельсию, в связи с чем егеря предложили перенесли начало охоты на более позднее время, когда мороз немного 
спадет. Тем временем педантичный Ришат оформил нам четверым (всем 
участникам экспедиции) официальные именные разрешения на добычу 
охотничьих ресурсов, вписав туда: «Волк», и взяв с каждого по 400 руб. 
При этом были зафиксированы наши «реквизиты» – данные паспорта, 
разрешения на оружие, охотбилета. Являясь твердым сторонником соблюдения 
закона в чем бы то ни было и практикующим юристом, тем не менее не могу 
не отметить как явную забюрократизированность самой процедуры 
оформления разрешения, так и невероятную громоздкость структуры и 
сложность формы этого документа, представляющего, на мой взгляд, яркий 
образец чиновного «творчества». Зачем это все? 
Однако к охоте! Со спокойной душой законопослушных добытчиков мы выдвинулись к угодьям. Добрались до крайней деревни и подъехали к дому 
Эдика. Последние сборы надлежало провести здесь. Снегоходы снаряжались, 
словно боевые кони, только вместо переметных сум на них укреплялись 
кофры, мешки и ящики с необходимым скарбом, а место шашек с пиками 
заняли карабины и дробовики. Во дворе дома, у сарая, стояли снегоходные 
сани, в которых лежал застывший волк с высунутым набок языком цвета 
линялой морковки. Этого зверя Эдик добыл накануне нашего прибытия, 
проводя разведку и обрезая стаю. Сразу бросились в глаза почти белый 
окрас и пушистая густота шерсти. Красавец зверь! Эдик и Ришат пояснили, 
что в этой местности все волки в основном только такие – белые и 
пушистые… 
Вооружение нашей команды было таковым: Ришат – ОП СКС, Чурилкин – ОК «Тигр», Эдик и я – «Сайга» МК и МК-03 соответственно; Гумар, Пацев, 
Николаевич – гладкоствольные ружья 12-го калибра. Чем руководствуются 
местные люди, предпочитающие нарезное оружие при охоте на волка со 
снегохода, не знаю, а спросить забыл. Но полностью с ними согласен, чем 
бы они это ни объяснили. Бравый и крепкий Эдик, обрядившись во всю 
амуницию, включая белый маскхалат, со складной «Сайгой» за плечами, в 
жилете-разгрузке с рацией и ножом, стал похож на спецназовца во время 
операции по ликвидации боевиков. Однако какая разница: хищники и те и 
другие – все волки. А экипировка у Эдика давно продумана до мелочей и 
явно оптимальна. 
Из-за неполадок с одним из наших снегоходов начало охоты существенно 
задержалось. Потеряли полдня охоты из двух. Член нашей экспедиции 
Александр Билюков, отвечающий за технику, при подготовке в Москве явно 
недоработал, проще говоря, схалтурил. Но об этом поговорим позже… 
Довольно быстро нашли выход – егеря накачали компрессором личное изобретение и разработку Чурилкина, названное «Бананом». Оно 
представляло собой действительно похожее на увеселительно-турецкую 
развлекуху сооружение, сработанное из серого ПВХ, из которого делают 
лодки. К основной части, действительно напоминающей банан, прикреплены с 
боков две дополнительные, поменьше диаметром. Все вместе напоминает 
ракету с приподнятой носовой частью и неотделившимися ступенями. На 
основной части имелись три типично лодочные рукоятки и три таких же 
ремня-держателя; впереди носовой рым, за который «Банан» тросом 
цепляется к снегоходу. Садишься на это чудо, ноги вытягиваешь прямо 
вперед (ну точно, Емеля на печи), держишься за ручку или ремень обеими 
руками, и – вперед! Только и всего, что держись крепче да балансируй в 
такт наклонам при движении. Пассажирами «Банана» пришлось стать Дмитрию и 
мне. Нас явно ждали новые ощущения! Мороз ослаб незначительно, солнце 
было таким радостным и счастливым, снега слепили бравурной, почти 
неестественной белизной. А уже вскоре, возбуждая собак, мы неслись по 
тихой деревенской улице на нескольких снегоходах. «Банан», где впереди 
сидел легкий Дима, а сзади тяжелый я, буксировал сам автор идеи 
Чурилкин. Оказалось, что «Банан» – настоящая находка. Он мягок и удобен, 
прекрасно амортизирует, благодаря чему позвоночники седоков совсем не 
норовят высыпаться в термобелье. Сила мощного мотора влечет по кочкам и 
буграм, ямам, сугробам и снегоходному следу, через кусты и низко 
склонившиеся деревья,  в лицо дует ветер, летит снежная пыль, а выхлоп 
двигателя проникает до печени. Но за десятки километров бешеной езды по 
сложнейшей местности мы ни разу не свалились с «Банана»! При этом на нас 
было оружие. Браво Владимиру Васильевичу за идею и за ее воплощение! 
Отъездив день на «Банане», я предложил автору его запатентовать. Он 
обещал подумать. 
По пути попадалась масса следов зайца, рыси и косули различной давности. Волчьих следов было также немало, но свежего ни одного. 
Несколько часов мы искали его, наматывая морозные километры (дневная 
температура повысилась всего на несколько градусов). Эдик и Николаевич в 
какой-то момент отделились и исчезли среди горных гривок и логов в 
надежде найти волков. Гумар вел нас по низинам и пойме перемерзшей реки, 
обильно поросшей мелколесьем. Мы с Димой только и успевали 
уворачиваться от веток, вовремя нагибать голову. Остаток дня активнейшим 
образом перемещались с места на место, отыскивая хозяина местных гор. 
Между собой общались по рациям «Аргут», которые здорово экономили нам 
время, силы и бензин. Толщина снега повсеместно отличалась суровостью: 
стоит лишь сойти со снегохода или с того же «Банана», как немедленно 
оказываешься в снегу почти по пояс. 
Глубоко во второй половине дня Николаич с Эдиком все-таки нашли свежие следы троих волков. После этого события завертелись совсем 
стремительно. Все попрыгали в свои снегоходы, мы с Пацевым – на 
чурилкинский «снаряд», и понеслись. Ришат полез в горы в загон, а Эдик 
быстро рассредоточил нас по номерам вдоль снегоходной трассы, 
проходившей по подножию небольшой цепи гор, вдоль прижимающейся к ним 
поймы речки, прятавшейся в глубоком овраге с густым мелколесьем и 
кустарником. Гон должен был осуществляться со стороны вершин, откуда 
егеря попытаются столкнуть зверей на стрелков. Нас еще раз предупредили, 
что иным путем, нежели снегоходный след, волки скорее всего не пойдут, а 
потому, как только кто-то из нас их заметит, то нужно дождаться, пока 
они «станут на снегоходный след», и не оплошать при стрельбе. Потекло 
время ожидания. А с ним и всякие мысли, которые, наверное, у многих 
возникают на стрелковом номере. Правда, когда речь идет о волках, то 
лично у меня количество (и, в общем-то, качество тоже) посторонних 
мыслей резко сокращается. Ты всматриваешься в подконтрольное взору 
пространство, являющееся к тому же и твоим сектором обстрела, до боли в 
глазах. Ты ждешь бесшумного появления умнейшего, осторожного зверя в 
любой момент, зная, что он, словно материализовавшийся дух, может 
возникнуть вон там – на утыканной березками гриве или же в затененном 
соснами логу – либо образоваться на самом горизонте, у вершины горы. И 
ты всегда понимаешь, что он совершенно внезапно вдруг может оказаться 
всего лишь в нескольких метрах от тебя – именно в тот момент, когда ты 
смотрел в противоположную сторону… 
Крепчал мороз, синева неба обрела особую предвечернюю густоту. Стоя в 
вытоптанной в снегу ямке, я чувствовал себя совершенно комфортно и 
ничуть не замерз, поскольку одежда (костюм «Нова тур», термобелье фирмы 
«-33») и экипировка были тщательно подобраны. Волков не видно, 
снегоходов не слыхать. Прошло почти два часа от начала стояния на 
номере. Вскоре появился Эдик – снимать номера. От него узнал, что 
преследуемые снегоходами волки ушли в так называемые «выруба», откуда 
нет никакой возможности выдавить зверей. Пока нет. Охота в этот день 
закончилась. Егеря сказали, что волки теперь из вырубов не уйдут, зная, 
что снегоходом туда не пробраться, и ночь однозначно проведут там. И что 
утром следует начать пораньше и повторить загон. 
Чурилкин предложил перекусить перед дорогой, и мы откушали удивительно вкусной кабанятины двойного копчения, изготовленной им же. 
Он прихватил ее специально, чтобы попотчевать нас на охоте. Тем временем 
мороз снова скатывался к 35 градусам. Возвращались в деревню другим, 
более коротким путем, но гораздо менее удобным, проходившим через 
густолесье, в наступившей темноте. Один раз мы перевернулись на 
невидимом под снегом толстом стволе дерева. Рухнув на землю, мы 
оказались придавленными снегоходом, как убитой в бою лошадью! 
Выбравшись, мы так и не смогли поставить его на лыжи-гусеницы, больно 
тяжела была лошадушка. К счастью, вскоре вернулся следовавший впереди и 
заметивший наше отсутствие Ришат. Втроем справились. И снова ночь, 
сверкающие в черноте неба морозные алмазы звезд и свист бьющего в лицо 
ледяного ветра! Эй, вы там, люди на диванах, дремлющие перед телевизором 
или слепнущие у компьютеров! Вы слышите? Наша жизнь вкуснее! Я уверен! 
Ближе к ночи в нашу избушку прибыл Ильдус Рафакович Яхин – руководитель Управления по охране животного мира Министерства 
природопользования и экологии Башкортастана. Он оказался очень приятным в 
общении, симпатичным человеком, знающим дело, интеллектуальным. Внешне 
Ильдус более напоминал жителя Западной Европы (только с нашей 
жизненаполненностью и нашим же темпераментом). Кстати, он и Чурилкин 
когда-то вместе учились в одном из специальных учебных заведений 
республики. И самое главное, между ними нет негативных взаимоотношений, 
какие нередко бывают между представителями Росохотрыболовсоюза и 
государственных органов в сфере охоты. Напротив, между Министерством 
природопользования и экологии РБ и Республиканской ассоциацией РОРС, 
несмотря на некоторые разногласия, существуют контакт и взаимодействие. В 
пользу этого свидетельствовали и отношения подчиненных Чурилкина и 
Яхина между собой, о чем я сказал выше. Яхин также прибыл со снегоходом, 
намереваясь завтра присоединиться к нам. 
На утро проснулись очень рано. На термометре 36 ниже нуля. Однако ждать потепления не резон. Быстро собрались и тронулись. На этот раз 
ничто не помешало своевременному началу охоты. Так как «Банан» не 
выдержал вчерашних испытаний – оторвалась петля крепления фала, я сел 
стрелком к Гумару на «Буран». О, это было нечто! Особенно с учетом того, 
что это короткобазная модель и сиденье без спинки. Дмитрий разместился в 
пластиковом прицепе, устланном сеном. Остальные охотники передвигались 
каждый на своем снегоходе. Скажу сразу, что все участники экспедиции еще 
вчера были восхищены виртуозным владением снегоходами, которое 
продемонстрировали Эдик, Гумар и Ришат. Гумар же просто удивлял тем, что 
творил на своем «утюжке» в этих горах и лесах. А уж когда позади него 
воссел автор этих строк, «респект и уважуха» достигли апогея. 
Николаевич, который вчера рискнул увязаться за Эдиком на своем снегоходе искать свежие следы и обрезать волков, через пару часов 
вернулся с ним выжатый как лимон. От него на морозе столбом шел пар, и 
он утверждал, что сбросил по меньшей мере пару килограммов. Хотя дорогу 
бил Эдик, ему пришлось откапывать свой снегоход не менее пяти раз. 
Особенно в низинах между гор, густо заросших кустарником, – проскочить 
там на скорости невозможно, и малейшая ошибка в управлении приводит к 
тому, что тебя скидывает с «дороги» и ты тонешь в сугробах. Езда, по 
словам Хохлова, титаническая, но очень интересная. 
Итак, Ришат с Гумаром снова расставили нас на номера и поехали выдавливать волков из их укрытия. Мне надлежало контролировать развилку 
снегоходных «трасс» под самой горой, недалеко от моего вчерашнего 
номера. Сектор достался большой, и я пожалел об оставленной в машине 
оптике. Слева от меня находился Яхин со своим «Барсом» (отечественное 
оружие у республиканского чиновника первого уровня – еще один момент, 
положительно характеризующий человека). Без малого два часа я простоял 
на номере, скрупулезно сверля взглядами гору напротив, ощупывая каждый 
ее кусочек по своей методе. Но тишина и неподвижность были ответом моему 
вниманию! Волков нигде не было. Потом появился Ришат и объявил, что 
охота закончена: волки, вопреки ожиданиям, не остались в тех самых 
вырубах и ночью их покинули. Они ушли туда, где их дальнейшее 
преследование бесперспективно и бессмысленно. Сомнений в этом не было 
никаких: за два дня мы убедились в крайней сложности охоты на волков в 
горах северо-востока Башкирии и в надежности слов и дел тех, кто 
охотится на них здесь постоянно. Это вам не тот самый пресловутый 
«дальний кордон» Кузьмича. Да и волк – это ведь волк. Кто добыл хотя бы 
одного, тот поймет… Отрицательный результат никого из участников 
экспедиции не расстроил. Мы обогатились новыми знаниями – о Республике 
Башкортостан и охоте в ней, а это наиболее ценно. Мы охотились на равных 
с мастерами волчьей охоты, при этом не дав им повода себя в чем-либо 
упрекнуть, и более того – приобрели в их лице новых товарищей. 
Перед тем как оставить урочище, Ильдус угостил всех замечательно вкусной конской колбасой – казы домашней выделки. Я такой отличной еще 
не ел, хотя татарскую кухню знаю и люблю. Остаток дня оба Александра – 
Хохлов и Билюков – с Ильдусом, под предводительством Ришата снимали на 
фото и видео косуль. А мы с Димой пользовались гостеприимством Эдика: 
сидели с ним и с Гумаром в кухне его теплого дома, трепались обо всем и 
пили чай. Потом погрузили снегоходы, тепло распрощались с ребятами и 
уехали на базу. Даст ли Бог еще свидеться? 
А в натопленной избе нас ожидали: горячая шурпа из парного барана с дымящимися в отдельных тарелках кусками мяса; казан плова. Шурпу 
приготовил Альфред, а плов смастерила его жена. Спасибо им! За столом 
Ильдус много рассказал об охоте и рыбалке в Башкирии, местных 
особенностях, успехах и перспективах развития охотничьего хозяйства, об 
охране животного мира республики. Чувствовалось, что перед нами 
неравнодушный, заинтересованный человек, крепкий специалист, любящий 
природу родного края. 
Утром мы покидали Белокатайский район. Дальнейший маршрут вел нас в Челябинскую область. Но с Башкирией мы отнюдь не прощались – нам 
предстояло проехать по ней еще не одну сотню километров в этой 
экспедиции. В заключение могу сказать читателям «Сафари», что в Башкирию 
можно приезжать смело. Здесь охота и рыбалка в ведении нормальных 
людей. Здесь есть зверь, птица и рыба. И вообще – это очень интересная 
часть нашей российской земли. От себя лишь добавлю: спасибо тебе, 
прекрасная Башкирия, и дай Бог самого хорошего всем твоим жителям! 

Link to comment
Share on other sites

Join the conversation

You can post now and register later. If you have an account, sign in now to post with your account.

Guest
Reply to this topic...

×   Pasted as rich text.   Paste as plain text instead

  Only 75 emoji are allowed.

×   Your link has been automatically embedded.   Display as a link instead

×   Your previous content has been restored.   Clear editor

×   You cannot paste images directly. Upload or insert images from URL.

 Share