Добро пожаловать на форум «В кругу Друзей» Становитесь участниками моего проекта, обращайтесь к размещённой в нем информации: знакомьтесь с новостями, присоединяйтесь к проектам, обсуждайте актуальные проблемы, развивайте интересные идеи!

Карело-финские лайки. Л.Гибет. “Охота и охотничье хозяйство” №3 – 1984


Recommended Posts

Л.Гибет, эксперт всесоюзной категории, кандидат биологических наук

“Охота и охотничье хозяйство” №3 – 1984

 

О широко распространившейся в настоящее время в европейской чести нашей страны породе карело-финских лаек пи­сали в нашем журнале пятнадцать лет тому назад (№ 3 за 1968 г.). В той публи­кации довольно подробно были освещены породные особенности тогда еще мало­численных и мало кому известных собак, отмечены их прекрасные экстерьерные качества, стойкая привязанность к хозяи­ну и удивительная контактность с ним, прекрасные охотничьи достоинства.

За пятнадцать прошедших лет москов­ские любители лаек добились значитель­ных успехов в разведении и совершенст­вовании этих собак. В последние пять лет в план воспроизводства породы в Москве и области регулярно включалось 20—30 племенных кобелей, дипломированных за охотничьи качества и имеющих отлич­ные и очень хорошие оценки за экстерь­ер, и 70—80 племенных сук. На москов­ских областных выставках ринги карело- финских лаек, где демонстрируют 50—70 собак, уже не уступают рингам боль­шинства старых, зарекомендовавших себя пород (см. табл.).

Оценки за экстерьер, девавшиеся раз­ными экспертами, удивительно сходны и очень высоки — 90,8—100% отличных и очень хороших.

Надо отметить, что меньшее число от­личных собак в 1983 г. по сравнению с 1981 г. объясняется не ухудшением экстерьера, а тем, что больше половины (52 %) были молодые собаки, высшая оценка которых «очень хорошо».

В последние годы значительно возросло количество дипломированных карело- финских леек. Особенно приятно отме­тить владельцев молодых собак, таких как В.3. Борисенко, Койта которого за один год получила четыре диплома III степени по белке, медведю и утке, или Р. Р. Потокера, Айка которого за один год получила четыре диплома III степени по белке, медведю и кабану. Все это свидетельствует о скороспелости собак, об их отваге и о способностях, которые проявляются в раннем возрасте. Но отме­чается и завидная долговечность этих легких собак: до настоящего времени работает в лесу двенадцатилетний ч. Римпи 1049/лкф В. А. Отрывина, до шестнад­цати лет трудился Укки В. С. Кудряшова.

Недаром популярность карело-финских лаек лавинообразно растет. Сейчас, через 15 лет после опубликования первой статьи, помимо Москвы образовались новые кинологические центры, в которых привилась и успешно культивируется эта порода: Калинин, Ярославль, Горький, Киров, Пермь. Все больше этих собак в Ленин­граде. В каждом из упомянутых городов и областей насчитывают около сотни карело-фииских лаек, а на выставках пока­зывают по 25—35 собак. Кроме того, есть карело-финские лайки в Иванове, Брянске. Несмотря на нежелание неко­торых руководителей секций лаек заво­дить эту породу на Урале, в Свердловске уже 33 собаки. Процесс этот мог бы идти значительно быстрее, если бы мы успева­ли снабжать всех желающих щенками, если бы не ставились препоны в разве­дении собак, такие как обязательное на­личие полевого диплома. Очевидно, имеет смысл принять решение о том, что руко­водство каждого кинологического центра само должно решать вопрос, пускать ли на племя бездипломных собак при наличии родословной и положительной оценки за экстерьер. Ведь если в родословной есть предки с полевыми дипломами, нет ника­кой опасности получить неработающего потомка, во всяком случав в породе карело-финских лаек. Большой спрос на породу следует быстрее удовлетворять.

По нашим подсчетам, сейчас в стране более тысячи карело-финских лаек, 265 собак занесено во Всероссийскую родослов­ную книгу охотничьих собак (ВРКОС) Росохотрыболовсоюза.

В последние два года отдельные соба­ководы стали высказывать сомнения по поводу происхождения собак этой породы.

История возникновения породы карело-финских лаек была описана в упомяну­той статье и повторять ее не стоит. Следует лишь отметить, что карело-финская лайка, как аборигенная порода, своеобразная по размеру, строению, ок­расу, характеру, на северо-западе Европы установилась, видимо, очень давно, так как очень стойко сохраняет свои качества. Когда Финляндия входила в состав Рос­сии, ни у кого не возникало вопросов о названии рыжей лайки, разводившейся на ее территории, а также в Карелии, на севере нынешней Ленинградской и на западе Архангельской областей. После Великой Октябрьской революции, когда Финляндия получила государственную самостоятельность и появилась государ­ственная граница, это отразилось на судь­бе рыжей лайки. Ее продолжали разво­дить в Финляндии и в России, сохра­няя, по возможности, как аборигенную собаку, без изменений. У нас в стране ею специально занялись еще до войны ле­нинградские кинологи А. П. Бармасов и Е. Леонтьева. Материал они брали в Ленинградской области, в Карелии, а так­же в Мурманской и Архангельской облас­тях (тогда обмен собаками с заграницей не происходил). Породу вначале назвали русско-финской лайкой, разработали стан­дарт, впервые официально утвержденный в 1947 г. (как и на две остальные породы охотничьих лаек), а потом очень скоро переименовали ее в карело-финскую лайку.

В Финляндии, насколько нам известно, развитие породы финских лаек шло по методу консолидации экстерьерных при­знаков и отбора по работе по птице (как это и записано в стандарте финской лайки).

В нашей стране стандарт на карело-финскую лайку допускает более широкий диапазон экстерьерных признаков, в ко­торый полиостью укладываются все признаки финской лайки. Отбор в породе шел параллельно. В числе основных признаков были рабочие качества. У нес разводили и совершенствовали собак с широким диапазоном охотничьего применения, но с преимущественным использованием на охоте по белке, кунице и другим пушным животным, в также по медведю, лосю, кабану, боровой дичи и по утке. Подав­ляющее большинство дипломировано за работу по белке. Ряд собак, кроме того, имеет дипломы за работу по медведю, лосю, кабану, утке. Все карело-финские лайки работают по боровой дичи, но, к сожалению, в нашей стране специаль­ные испытания по ней не проводят, а дип­лом по боровой дичи можно получить лишь случайно на испытаниях по белке. Во всяком случае, такой диплом в Москов­ской области, по крайней мере в последние 20 лет, не получала ни одна лайка.

Имея практически один и тот же исход­ный племенной материал, две соседние страны повели разведение рыжих собак по несколько разным путям — по более декоративному а Финляндии и более ши­рокому хозяйственному использованию в СССР. Поэтому вполне естественно, что, несмотря на общность происхожде­ния, в одной стране порода носит на­циональное название — финская лайка, в другой — карело-финская лайка.

Стандарт карело-финской лайки пол­ностью включает все признаки финской, и финские лайки вполне могут демон­стрироваться на ринге карело-финских ла­ек. В то же время более 70% имеющих­ся у нас карело-финских лаек не подхо­дят под все признаки стандарта финской лайки и при условии экспертизы по фин­скому стандарту должны быть выбракова­ны. Причем, как правило, это лучшие полевые работники по белке с дипломами I и II степеней. Я убеждена, что такие наблюдения есть и у других кинологов, которые занимаются разведением карело-финских лаек: из городов Горького, Ярославля, Перми, Кирова.

А. Т. и С. Д. Войлочиикоеы в своей обстоятельной книге «Охотничьи лайки» (1982) совершенно справедливо отметили, что «карело-финские лайки обладают несколько лучшими и, главное, более разносторонними рабочими качествами», выбраковка и потеря ценных рабочих качеств — вот что угрожвет карело-фин­ской лайке, когда заходит вроде бы не­винный разговор о том, что не назвать ли ее финской.

Мы ни в коем случае не можем до­пустить потери ценной отечественной по­роды, представитель которой а 1981 г. на всемирной выставке в Болгарии заслу­жил золотую медаль, а это значит, что порода карело-финской лайки была признана международной кинологической общественностью. Поэтому переименова­ние породы в финскую неправильно. Здесь же следует предупредить, что в центрах, где увлеклись излишним прилитием кро­вей финских лаек, должны подумать о направлении ведения породы. Карело-финских лаек следует продолжать разво­дить по методу обратного скрещива­ния, чтобы, расширив генофонд породы, не утерять ее уникальные качества.

Число производителей финских лаек у нас в стране крайне мало. Чтобы достичь численности поголовья, при которой по­рода может самостоятельно существовать, потребуется многократный завоз племен­ного материала из Финляндии и не один десяток лет работы. Племенное же со­вершенствование этой «птичьей» лайки по охотничьим качествам у нас просто невозможно, так как ни в одной из об­ластей и республик не проводят специаль­ных испытаний и тренировок по боровой дичи. Разводить финскую лайку с прили­тием крови карело-фииской не имеет практического смысла.

Мы очень высоко ценим консолидацию породы финской лайки. Именно поэтому магистральной линией в разведении и со­вершенствовании окраса и шерстного по­крова карело-финской лайки было прили­тие кровей финской лайки. Еще Э. И. Шерешевский, бывший кинологом МООиР, в 1959 г. впервые ввел кровь подаренной из Финляндии финской лайки Пику. В ре­зультате в породе появился чемпион Фи­ник 1011/лкф.

До 1966 г. порода продолжала разви­ваться «в себе», в основном путем иибридирования на основательницу московских карело-финских лаек Койру 8РКОС 1001/лкф, и при этом достигла боль­ших успехов. Однако потребовалось новое прилитие.кроен, и в 1966 г. ч. Пунайнеи ВРКОС 1012/лкф была отвезена в Ленинград и повязана с имевшимся в то время единственным кобелем финской лейки Бодрым-Налле, подаренным из Финляндии и принадлежавшим Ленинградскому обществу охотников и рыболо­вов. В результате этой вязки были полу­чены четыре отличных щенка, из кото­рых в породу широко вошел один Ристинокка 1025/лкф. Эта вязка, безусловно, «освежила» через Ристинокка кровь мос­ковских карело-финских лаек, у которых к этому времени стал ухудшаться окрас и появились недостатки в экстерьере. При этом карело-финские лайки сохра­няли свои прекрасные охотничьи качест­ва, были очень разносторонни в охот­ничьем использовании. Ристинокка исполь­зовали всего три года, в шестилетием возрасте он погиб.

Племенной сектор московских карело-финских лаек всегда следил за тем, чтобы сохранить самобытность породы и излиш­не не засорить ее кровями финских лаек, так как красивый экстерьер — это хорошо, но охотнику прежде всего нужна уравновешенная по характеру, разносто­ронняя в работе собака. Поэтому Ристинок­ка использовали в обратном скрещива­нии, причем только с сильно заинбридированнымн суками, имевшими трудно из­живаемые недостатки в экстерьере, для улучшения их потомства. Один раз Ристи­нокка был повязан со своей ленинград­ской полусестрой Нюмой В. Н. Иордан­ского для сохранения кровей Бодрого-Налле (который очень быстро погиб), чтобы получить нового улучшателя в по­роде (финских лаек тогда в большом количестве не завозили). Этот вариант вязки был сделан на фоне накопления кровей ленинградского производителя Марса А. А. Арбузова, Так был создан чемпион Укки 1034/лкф А. В. Конова­лова, в значительной мере со «свежими» кровями финских и ленинградских каре­ло-финских лаек.

Довольно сложный и трудоемкий путь совершенствования породы «в себе» про­должался до 1978 г., когда ч. Майму 1030/лкф Н. К. Пономарева в Ленин­граде повязали с новым финским кобе­лем — Уркки Шилова. В результата вязки в породу вошли три отличных произ­водителя — два кобеля и одна сука. В это время в Москву был специально привезен кобель финской лайки ч. Альо-Пени 1175/лкф Р. А. Колесникова, ко­торого с 1980 г. очень ограниченно стали использовать в вязках, преимущественно с сильно заинбридированными суками. Ч. Альо-Пени по экстерьеру ничем не от­личался от карело-финской лайки и даже эксперты-лаечники самой высокой кате­гории не могут обнаружить каких-либо отличий, В то же время он вносит аосее- жение крови» в поголовье карело-фин­ских лаек и ценен еще и тем, что выве­зен из питомника с севера Финляндии, тогда как большинство других финских лаек привозили из других питомников.

Таким образом, за весь тридцатилет­ний период разведения карело-финских лаек в Москве и Московской области, откуда практически черпает племенной материал вся страна, однократное введе­ние финской лайки было проведено в 1959 г., в 1966 г. и в 1978 г. С 1980 г. ограниченно, два-три раза в год, использу­ют Альо-Пени. Поначалу ч. Альо-Пени мы пытались использовать возможно шире (то есть 4—5 раз в год), так как знаем, что все смертны, а собаки особенно. И все равно к 1984г. имеем от него только одного классного дипломирован­ного кобеля — Рики А. Березкина, исполь­зующегося а обратном скрещивании. Зна­чит, наши усилия по использованию ч. Альо-Пени оказались недостаточными, и его следует вязать значительно больше, чтобы не потерять то, что мы приоб­рели с большим трудом.

Разведение карело-финских леек в Москве проводили по пути, намеченному перспективными планами разведения ка­рело-финских лаек. Мы попросили профессора Г. А. Кузнецова проанализиро­вать перспективный план разведения ка­рело-финских лаек до 1990 г. и очень бла­годарны ему за то, что он согласился заняться этим нелегким трудом. В резуль­тата проф. Г. А. Кузнецов написал заклю­чение, а котором отмечает: «...план в ос­новном отражает состояние породы, работы с ней и направление селекции... Применение вводного скрещивания каре­ло-финских собак с финскими вполне зако­номерно. Оно способствует улучшению экстерьера и рабочих качеств». И дальше: «Нет смысла объединения этих живот­ных в одну породу финских лаек. Тем бо­лее, что перед зоотехнией и селекцией поставлена задача сохранения всех абори­генных пород». Это заключение большо­го специалиста.

Еще в начале 1982 г. Росохотрыболовсоюз запросил мнение Главприроды МСХ СССР по поводу прилития крови финских лаек к карело-финским. Письмом № 232—10/910 от 17.03.82 было отвечеио кратко и четко: «вводное скрещивание является одним из приемов селекцион­ной работы по принятой международной классификации. Основанием для приме­нения вводного скрещивания должно быть решение, принятое организацией или ли­цами, ответственными за разведение каждой породы... Помеси, получаемые при вводном скрещивании двух заводских по­род и отвечающие определенным требо­ваниям, могут быть отнесены как к улучшаемому, так и к улучшающему типу и используются как чистопородные живот­ные. Следовательно, при вводном скре­щивании карело-финских лаек с идентич­ными им финскими ««птичьими» собаками получаются племенные собаки, которых следует использовать как чистопородных животных основной породы». Кажется, все ясно.

В Главприроду МСХ СССР пошло новое письмо, теперь уже из Главохоты РСФСР с вопросом, а как же проводить эксперти­зу этих собак на выставках и выводках, как бонитировать? Главприрода снова от­ветила, что собаки, полученные в резуль­тате вводного скрещивания, являются пле­менными, и их следует использовать как чистопородных животных основной по­роды. Следовательно, они должны поль­зоваться всеми правами, которыми поль­зуются охотничьи собаки основной по­роды, то есть оцениваться на выстав­ках и выводках в рингах основной по­роды, получать дипломы на полевых испы­таниях и состязаниях, а также подвергать­ся бонитировке и относиться к соответ­ствующим классам. Следовательно, эксперты по охотничьему собаководству обязаны проводить соответствующую оценку и бонитировку этих собак.

Кажется, вопрос исчерпан, пришел к правильному завершению, особенно если учесть, что финская лайка и карело-фин­ская лайка в основе являются одной ис­ходной породой и только в каждой стра­не разводились несколько в разных на­правлениях. Мы берем из финской лайки генофонд, которого не хватает в нашей зарибридированной породе, улучшаем ок­рас и шерстный покров, но твердо сохраняем более широкий диапазон при­знаков (нам безразличен завиток хвоста) и широту охотничьего использования.

8 настоящее время основными задачами в разведении карело-финских лаек явля­ются: дальнейшее увеличение численности поголовья; поддержание разнообразия и расширение генофонда породы (в основ­ном за счет ограниченного введения кро­ви финских лаек); сохранение и улуч­шение экстерьорного уровня породы; получение большого числа дипломирован­ных собак, а тем самым увеличение пле­менного поголовья; все дипломирован­ные собаки должны быть записаны во ВРКОС.

 

Л.Гибет, эксперт всесоюзной категории, кандидат биологических наук

“Охота и охотничье хозяйство” №3 – 1984

tabkfl.jpg.ceea7b92b41442eb5e6986ec305ffb4c.jpg

Link to post
Share on other sites

Join the conversation

You can post now and register later. If you have an account, sign in now to post with your account.

Guest
Reply to this topic...

×   Pasted as rich text.   Paste as plain text instead

  Only 75 emoji are allowed.

×   Your link has been automatically embedded.   Display as a link instead

×   Your previous content has been restored.   Clear editor

×   You cannot paste images directly. Upload or insert images from URL.